Регистрация
Your shopping cart is empty!
Andrey Ulyanin

Andrey Ulyanin

Апогеем мощи и славы Османской империи, самой могучей военной державы средневековья был XVI век. Османская империя к концу XV века полностью контролировала караванные пути, по которым издревле поступали в Европу азиатские товары. Османы являлись активными посредниками в торговле пряностями. Кофе - новый товар и напиток для отдельных частей огромной империи, - подобно пряностям, обладал великолепными вкусо-ароматическими качествами и поэтому ценился в XV - XVI веках поти также дорого как они. Расширение Османского государства способствовало и географии потребления кофе. Став достоянием огромного мусульманского мира, кофе вошел в быт каждой арабской семьи, превратился в напиток караванщиков, бедуинов, считался частью дипломатического этикета. Он широко распространялся по Османской империи - в Дамаске с 1530 года, в Алеппо с 1532 года, несколько позднее в Алжире и в 1554 году впервые попал в Стамбул, где два сирийских купца открыли первую кофейню под названием "Мактаб аль-ирфан" ("Круг мыслителей"). Кофе настолько понравился стамбульцам, что к концу столетия его уже предлагали многочисленные кофейни. Кофейни Стамбула не только предлагали кофе. Прекрасно обустроенные, они служили местом отдыха, развлечений и откровенных бесед, порою нелестных для правителей. Великий везир Махмед-паша Кепрюлю (1656-1561), прославившийся своей жестокостью, как-то раз инкогнито посетил несколько кофеен. Разгневанный царившим там свободомыслием, он приказал немедленно закрыть их все до одной. В первую же ночь были схвачены и казнены 146 человек, осмелившихся не выполнить приказ. Однако затем визир был вынужден отменить приказ. Подобных запретов употреблять кофе в Османской империи было немало, но напиток всегда выходил победителем.

На юге Европы кофе в первую очередь появился в странах арабского влияния, например на Перинейском полуострове. В западной Европе о нем начали говорить и даже упоминать в научных книгах в середине XVI века. На север Западной Европы первым кофейные зерна привез в 1596 г. немецкий натуралист Белус. В Риме первым чашку сварил, как предполагают, в 1626 г. посланник папы Пьетро де ла Вале, который много леи прожил в Персии. Священники начали было роптать на "мусульманскую затею", но папе Клименту VIII кофе так понравился, что он его благословил. Лондонское кафеВ 1646 г. открылось первое кафе в Венеции, в 1637 - в Оксфорде, в 1652 - в Лондоне, а в 1660 г. - в Марселе. Приблизительно в это же время посол Турции во Франции начал угощать вельмож. Чернокожие слуги, одетые в роскошные восточные убранства, горячий, черный, крепкий и необыкновенно ароматный напиток подавали гостям в искусных маленьких чашечках из тонкого фарфора. Кофе сразу же стал модным при дворе французского короля Людовика XIV, а в 1672 году слуга бывшего посланника открыл кофейный повильон в Париже. За короткое время там, как и в Лондоне, появились сотни кафе. Из этих городов кофе еще быстрее стал распространяться по Европе. Ок. 1670 г. его начали пить а Германии. В 1679 г. английские купцы открыли кафе в Гамбурге, а в 1683 г. появилась первая кофейня в Вене.

В 1582 Германия удостоилась чести стать первой Европейской страной, которая издала письменное упоминание о кофейном напитке. Адам Олеариус (Adam Olearius, Oelschlager), немецкий востоковед (1599-1671), совершил путешествие в Персию в качестве секретаря при немецком посольстве в 1633-36 гг. По возвращении он опубликовал доклад о своем путешествии. В нем, под датой 1637 года, он говорит о персиянах: Они пьют … некую черную воду, которую называют cahwa, приготовленную из фруктов привезенных из Египта, которые по цвету как обычная пшеница… В 1637, Joh. Albrecht von Mandelsloh, в "Восточное путешествие", упоминает: "… черная жидкость персиян, называемая Kahwe, должна употребляться горячей." Кофе в Германии начали пить около 1670 года. Напиток был представлен на суд Великого Кюрфюрста Бранденбурга в 1575. Английский купец открыл первый кофейный дом в Гамбурге в 1679-80. Регенсбург последовал примеру в 1689; Лейпциг в 1694; Нюрнберг в 1696; Штутгарт в 1712; Аугсбург в 1713; и Берлин в 1721 году. В этот же год (1721) Король Фредерик Вильям I даровал иностранным кофейным домам грант на арендную плату в Берлине. Английские купцы еще много лет являлись основными поставщиками кофе для заказчиков в северной Германии, в то время как южный регион снабжала Италия. Для любителей истории будет интересно знать расположение кофейных домов в старом Берлине. "Royal" - Behrenstra?e; "Widow Doebbert" - Stechbahn; "City of Rome" - Unter-den-Linden; "Arnoldi" - Kronenstra?e; "Miercke" - Taubenstra?e; "Schmidt" - Poststra?e. Позже, Филипп Фольк открыл еврейский кофейный дом на Spandauerstrasse. Во времена Фредерика Великого (1712-1786) в центральной части Берлина количество кофеен было ограничено, а на окраине можно было встретить множество тентов, где предлагали кофе. Первое периодическое издание, The New and Curious Coffee House, было выпущено в Лейпциге в 1707 году Теофило Георги (Theophilo Georgi). Заглавие гласило: "Новый и чудной кофейный дом, когда-то итальянский, а теперь открытый в Германии". По сути это был первый кофейный дом в Германии, где обсуждалось большое количество сплетен. В начале деятельности, первый владелец дома провозглашал: Я знаю, что джентльмены на этом месте говорят на французском, итальянском и других языках. Я также знаю, что многие важные вопросы обсуждаются за чашкой кофе или чая по-французски. Можно я спрошу, однако, кто бы меня не позвал, делает это по-немецки. Мы все – немцы, мы в Германии; почему же мы ведем себя не как настоящие немцы? В 1721 году Леонард Фердинанд Майзнер (Leonard Ferdinand Meisner) опубликовал в Нюрнберге всеобъемлющий немецкий трактат по кофе, чаю и шоколаду. В течение второй половины восемнадцатого века кофе распространялось по домам и стало вытеснять такие блюда как теплое пиво и похлебку, которые подавались на завтрак. В то же время кофе встретило некоторое неприятие в Пруссии и Ганновере. Фредерик Великий рассердился, когда узнал, как много денег уходит на оплату зеленых зерен кофе иностранным купцам. И он попытался ограничить употребление кофе, введя ограничение по "качеству" напитка. Тем не менее, вскоре все немецкие учреждения имели собственные жаровни, кофеварки и кофейные наборы. Множество замечательных чашек и тарелок из отличного фарфора, сделанных в Мейсене (Meissen), использовавшихся в особых случаях, хорошо сохранились в коллекциях музеев Потсдама и Берлина. Множество докторов объединяло участие в кампании против кофе, основным аргументом которой являлось утверждение о наступлении преждевременных родов у женщин, употреблявших кофе. В то же время, "Кофейная кантата" (1732) И. С. Баха была своеобразным протестом против распространенной клеветы на кофе. 13 сентября 1777 года, Фредерик Великий издал манифест, посвященный кофе и пиву, любопытный документ, в котором говорилось: Вызывает отвращение одно упоминание о возрастании употребления кофе моими подданными и увеличении оттока денежных средств за пределы государства, как следствие. Каждый пьет кофе. Если возможно, это должно быть прекращено. Мои люди должны пить пиво. Его величество было воспитано на пиве, так же как и его предки, и его подчиненные (офицеры). Множество битв было начато и выиграно солдатами, вскормленными на пиве; и Король не верит в солдата, пьющего кофе, который рассчитывает перенести все трудности войны или победить врага. Со временем пиво вернулось на свое почетное место, а кофе продолжало быть предметом роскоши, доступным богатым. Вскоре наступил перелом данной ситуации; даже армейские правила Пруссии не смогли выдержать запрет на кофе. В 1781 году, видя, что придворное окружение, офицеры его армии и родовая знать не могут удержаться от употребления кофе, Фредерик Великий вводит монополию, запрещающую обжарку зерен где-либо кроме королевских жаровен. В то же время, он делает некоторые исключения для дворян, духовенства и представителей власти; но изымает из обращения все лицензии по обжарке кофе для всех остальных. Эти меры приводят к ограничению в выборе напитков. Для сливок Прусского общества были введены в обращение специальные лицензии, разрешавшие собственную обжарку кофе. Естественно все необходимое покупалось у правительства по невероятно высоким ценам, что принесло Фредерику Великому немалый доход. В этой связи, обладание такой лицензией на обжарку кофе, для ее владельца, стала знаком принадлежности к высшему классу. Более бедные классы могли пить кофе втайне; кроме того, в обильном количестве появились заменители кофе на основе ячменя, пшеницы, кукурузы, цикория и сушеного инжира. Кофейный дом Рихтера в Лейпциге Кофейный дом Рихтера в Лейпциге Это кофейное постановление было известно под названием «Declaration du Roi concernant la vente du cafe brule» и было опубликовано 21 Января 1781 г. Все эти постановления требовали больших затрат в администрировании и надзором за их исполнением. Чтобы снизить расходы, к службе были привлечены солдаты неспособные выполнять свои обязанности из-за ранений. В их задачу входили шпионаж и патрулирование улиц города днем и ночью с целью разнюхивания запаха кофе, который распространялся при обжарке зерен. Таким образом выслеживались жаровни не имевшие специальной лицензии. Шпионы получали в качестве награды четверть от стоимости конфискованного имущества. Естественно, поведение агентов вызывало неприязнь остального населения, и им дали обидное прозвище "нюхачи" (coffee-smellers). coffee-smellers, coffee-sniffers Проверка дома Курфюрст Кёльна, Масимилиан Фредерик, епископ Мюнстера, герцог Вестфалии, 17 Февраля 1784 года, издал манифест, в котором говорилось: К нашему великому неудовольствию в герцогстве Вестфалии злоупотребление кофейным напитком получило большое распространение так, что противостоять приходится декретом, согласно которому за продажу и обжаренного или сырого кофе налагается денежный штраф или заключение в тюрьму до двух лет. Все места, где обжаривался или подавался кофе, были закрыты, а торговцы и хозяева гостиниц лишены оборудования и приборов. Только в разрешенных случаях было оставлено 15 килограмм для личного потребления. Главы семейств не разрешают своей прислуге, особенно тем, кто задействован в стирке, мойке или глажке, приготовление кофе под страхом большого штрафа. Все официальные и государственные служащие во избежание наказания в сто золотых флоринов, должны быть ознакомлены с этим документом и постоянно наблюдать за его соблюдением. Всякий, кто доложит на нарушителя, получит половину взысканной суммы штрафа и его имя будет сохранено в тайне. Этот декрет был торжественно зачитан с кафедры и развешен на публичных местах и дорогах. Как следствие, незамедлительно начали свою работу "стукачи" и "нюхачи", и все это привело к недовольствам и неустройству в Вестфалии. Чтобы как-то смягчить обстановку, были введены индульгенции разрешавшие иметь 15 кг кофе. В конце концов, вся эта система рухнула. Пока король Пруссии реализовывал монополию на кофе, герцог Вюртембергский пошел собственным путем. Он продал Иосифу Сюесс-Оппенхаймеру, не очень разборчивому в средствах дельцу, эксклюзивные права на содержание кофейных домов в княжестве Вюртемберг. Иосиф, в свою очередь, стал торговать индивидуальными лицензиями на открытие кофейных домов по высочайшей ставке, во всю пользуясь подвернувшимся случаем. Он и стал первым "кофейным королем". Но кофе пережило все возможные наговоры и жестокие притеснения со стороны правительства и по праву заняло место любимого напитка в сердце немецкого народа. кофейный дом в Германии Кофейный дом в Германии.

Одной из значимых глав в истории кофе является история кофейных домов в Лондоне, так как, по словам Д'Израэли, они являлись воплощением нравов и обычаев англичан того времени. Здесь был открыт первый кофейный дом в Лондоне, 1652 Согласно свидетельству John Aubrey (1626-97, антиквар и фольклорист) первый кофейный дом в Лондоне был открыт на Аллее св. Михаила, в Корнхилле, напротив церкви, неким Боуманом (Bowman) около 1652 г. Имеется и другой источник, существованию которого мы обязаны Вильяму Олдису (William Oldys, 1696-1761), библиограф. В нем сообщается, что мистер Эдвардс (Mr. Edwards), лондонский купец, пристрастился к кофе находясь в Турции и по возвращении в Лондон привез с собой Pasqua Rosee (Ragusa (Дубровник), Dalmatia (Хорватия)), армянского или греческого юношу, который занимался приготовлением для него (мистера Эдвардса) кофе. Подобное увлечение было новшеством и собирало большие компании, что, в один прекрасный момент, выросло в идею открыть кофейный дом. Предприятие было открыто не без помощи зятя мистера Эдвардса, а именно вышеупомянутого Боумана. Таким образом Паска Розе и Боуман были партнерами по предприятию. Однако, вскоре, они разделились. Джон Тимбс (John Timbs, 1801-1875), другой английский антиквариат, говорит, что они поссорились, Розе стал владельцем кофейного дома, а Боуман прибрел тент и устроил торговлю напитком прямо во дворе церкви Св. Михаила. Для сравнения можно привести еще один вариант этого исторического инцидента, который описывается в Houghton's Collection, 1698. Это произошло благодаря мистеру Даниэлю Эдвардсу, английскому торговцу в Смирне, который привез с собой в эту страну грека по имени Паска, в 1652, который готовил ему кофе. Этот мистер Эдвардс женился на дочери некоего Alderman Hodges, который жил в Walbrook и сделал Паску продавцом кофе во дворе церкви Св. Михаила, в Корнхилле. Дело пользовалось большим успехом. Продавцы эля обратились с петицией к лорду-мэру против него, так как он не был свободным человеком. Это вынудило Alderman Hodges приобщить к предприятию своего кучера, Боумана, который был свободным гражданином, как партнера Паски. Но Паска, за небольшое правонарушение был вынужден покинуть страну и Боуман, благодаря хорошей торговле и уплаченным 1000 шестипенсовикам (6 пенсов = ½ шиллинга), превратил навес в кофейный дом. Первыми помощниками Боумана были Painter, а затем Humphry, от чьей жены я имею данное свидетельство. Каким бы ни было отношение к произошедшему, большинство авторитетных источников согласны, что Паска Розе был первым торговцем кофе, и неважно под какой крышей это происходило, в тенте или сарае, случилось это в Лондоне в 1652 году, ну, или около того. Его первая оригинальная рекламная листовка, рекламирующая кофе, хранится в Британском Музее. Рекламная листовка Паска Розе. Рекламная листовка Паска Розе. H.R. Fox Bourne (около 1870), предлагает свою, отличную от общепринятой, версию произошедших событий. Он говорит: "В 1652 году сир Николас Крисп (Sir Nicholas Crispe), турецкий купец, открыл в Лондоне первый кофейный дом, известный в Англии, напиток же приготавливался греческой девушкой, привезенной для этой работы". (The Romance of Trade. London.) Но нет никаких фактов способных подтвердить такое описание истории; наличие доказательств склоняет чашу весов в сторону версии Эдвардса-Розе. Кроме того, кофейный дом и сам напиток, становятся атрибутом демократии. И пусть это не покажется странным, но открытие кофейного дома совпало по времени с существованием Английской Республики (1649-1660). Английский кофейный дом, подобно своим французским современникам, был домом свободы. Робинсон (Robinson), который придерживается версии, в которой Эдвардс женился на дочери Ходжеса, говорит, что после того, как партнерство Розе и Боумана развалилось и последний установил тент напротив заведения Розе, движимый ревностью, посвятил следующие стихи Паска Розе. "To Pasqua Rosee, at the Sign of his own Head and half his Body in St. Michael's Alley, next the firat CoffeeTent in London": Were not the fountain of my Tears Each day exhausted by the steam Of your Coffee, no doubt appears But they would swell to such a stream As could admit of no restriction To see, poor Pasqua, thy Affliction. What! Pasqua, you at first did broach This Nectar for the publick Good, Must you call Kitt down from the Coach To drive a Trade he understood No more than you did then your creed, Or he doth now to write or read? Pull Courage, Pasqua, fear no Harms From the besieging Foe; Make good your Ground, stand to your Arms, Hold out this summer, and then tho' He'll storm, he'll not prevail – your Face Shall give the Coffee Pot the chase. В конце концов, Паска Розе исчез. Некоторые говорят, что он открыл кофейный дом на континенте, в Голландии или Германии. Боуман женился на кухарке Ходжеса и, как упоминалось выше, имея хороший приток клиентов, смог превратить свой тент в полноценный кофейный дом. Относительно второго владельца кофейного дома в Лондоне, Джеймса Фарра (James Farr), владельца «Радуги», клиентом которого являлся знаменитый Генри Блант (Henry Blount, 1602–1682), землевладелец, путешественник и писатель (в своем труде «A voyage into the Levant», великолепно описывает традиции употребления кофейного напитка в Турецкой Империи. Электронная версия издания доступна http://openlibrary.org/books/OL18762470M/A_voyage_into_the_Levant ); Эдвард Хаттон (Edward Hatton) говорит: Я нашел записи о некоем Джемсе Фарре, цирюльнике, содержавшем кофейный дом, ныне известный как "Радуга" (в разговорной форме означает "фингал", синяк под глазом; как дразнилка – "кривоногий". Прим. переводчика), расположившийся у Внутренних Храмовых Ворот (Inner Temple Gate), в 1657, преследуемый иском, за продажу сорта ликера, называемого "кофе", нарушающего покой и причиняющего ущерб соседям и т.д. Женщины играли незаметную роль в продажах кофейного напитка в Англии, так как кофейные дома были только для мужчин, впрочем, в других европейских странах складывалась такая же ситуация. Тем не менее и они завоевывали себе место. Мэри Стрингар открыла кафе в Little Trinity Lane в 1669; Анна Блант являлась хозяйкой одного из турецких домов на улице Каннон (Cannon st.) в 1672. Мери Лонг (Mary Long) была вдовой Вильяма Лонга и ее инициалы вместе с инициалами мужа были изображены на жетонах (token) таверны "Роза" на улице Бридж (Bridge st.), Ковент Гарден.

Английские путешественники и писатели XVI и XVII веков были горазды на рассказы о кофе так же, как и их континентальные современники. Первое письменное упоминание о кофе как кауа (chaoua) встречается у голландца Палюдануса (Paludanus) в Linschooten's Travels. Опубликовано в Голландии в 1595 или 1596 годах, а в Англии вышло в свет только в 1598. Первое письменное упоминание о кофе в Англии вышло в свет только в 1598. Первое письменное упоминание о кофе в Англии вышло в свет только в 1598. Бернард Палюданус (Bernard Ten Broeke Paludanus, 1550-1633), голландский ученый и писатель, профессор философии в Лейденском Университете, совершивший путешествий более чем на три четверти земного шара, написал: Турки имеют обычай пить "кауа" (chaoua, или араб. qahwak), который они готовят из определенных фруктов, похожих на ягоды лавра, называемых египтянами Bon, или Ban (араб. bunn). Они берут около 0,75 (или 0,5) кг ягод и жарят их на маленьком огне, затем заливают водой и заваривают: такой напиток они пьют каждое утро на голодный желудок в своих комнатах, поданный в глиняных чашках невероятно горячий. Они утверждают, что это укрепляет их силы и делает страстными… В 1599 году, "Сэр" Энтони Шерли (Antony or Anthony Sherley, 1565-1630), искатель приключений, был первым англичанином, оставившем упоминание о питье кофе на Востоке. Отправившись из Венеции под парусами, назвался Персидской миссией чтобы получить приглашение шаха, примкнул к христианским князьям, противостоявшим туркам, попутно продвигая торговые интересы Англии на Востоке. Но английское правительство не признало его и запретило возвращаться на родину. Так состоялась экспедиция в Персию, которую описал Вильям Перри (William Parry), так как сам и участвовал в ней. Этот труд был опубликован в Лондоне в 1601 году. Он представляет интерес своим упоминанием кофе в Англии. Оригинал хранится в Британском Музее, здесь мы приводим репродукцию. Письменное упоминание о кофе в Англии, 1601. Письменное упоминание о кофе в Англии, 1601. Давайте прочитаем: Они сидят на коврике..., скрестив ноги; большей частью, проводя день, пируя и веселясь. За общением они пьют своеобразный напиток, который называют "Кофе" (Coffe), который делается из семян, похожих на горчичные зерна. Вскоре они приходят от напитка в возбуждение, как от медовухи. Другое раннее свидетельство о кофе, которое было определено словом "coffa", принадлежит Капитану Джону Смиту (John Smith) в книге "Путешествия и Приключения" (Travels and Adventure), изданной в 1603 году. Он говорит о турках: "Их лучший напиток coffa, который они называют coava". Это тот самый Капитан Джон Смит, который в 1607 году основал колонию Виржиния и, возможно, тем самым дал узнать Западу новый напиток. Самуэль Пэчес (Samuel Purchas, 1527-1626), один из ранних английских "коллекционеров" путешествий в своей книге "Purchas His Pilgrimes", под названием "Наблюдения Вильяма Финча, торговца Сокоторы" (Observations of William Finch, merchant at Socotora)(Socotora – остров в Индийском океане), изданной в 1607 году, пишет: Их лучшим развлечением является китайское блюдо наполненное Coho, черный горьковатый напиток, приготовленный из ягод, похожих на восковницу (Myrica), доставляемых из Мекки. Пьется горячим, очень хорош для головы и желудка. Еще одно раннее упоминание кофе можно найти в "Путешествиях" Вильяма Биддальфа (William Diddulf). Этот труд вышел в свет в 1609 году. Озаглавлен он так: "Путешествия неких англичан в Африку, Азию и т.д. ...Начатые в 1600 из законченные ими в этом – 1608 - году" (The Travels of Certayne Englishmen in Arica, Asia, etc... Begunne in 1600 and by some of them finished – this yeere 1608). Ниже приведена репродукция интересующего нас повествования. Еще одно раннее упоминание кофе можно найти в "Путешествиях" Вильяма Биддальфа (William Diddulf). Еще одно раннее упоминание кофе можно найти в "Путешествиях" Вильяма Биддальфа (William Diddulf). Биддальф достаточно подробно описывает напиток и традиции кофейных домов турок. Их самый распространенный напиток – Coffa, черный напиток, который делает пульс похожим на барабанную дробь, и называют они его Coaua. Выращенный в Милле (Mill), заваренный на воде, они пьют его настолько горячим, насколько это можно вынести. Между ними существует традиция – приходящих друзей угощать кофе. Кофейных домов в Турции больше, чем пивных в Англии, но они не так много засиживаются в кофейнях, как на скамейках по обоим сторонам улиц рядом с самими кофейными домами и у каждого мужчины имеется чашечка напитка и так они обмениваются новостями и обсуждают происшествия. Среди других авторов, упоминающих о кофе, нам интересен Сэр Джордж Сэндис (George Sandys, 1577-1644), поэт, который положил начало классической школе перевода "Метаморфоз" Овидия в Америке, будучи первопоселенцем в Виржинии. В 1610 году он провел год в Турции, Египте и Палестине и написал о турках: Все таверны были пусты, в то время как кофейни заполнены, несмотря на схожесть этих заведений. Там они просиживали целый день в общении, употребляя напиток называемый Coffa из маленьких китайских чашечек, таким горячим, каким его можно было выносить. Черный как сажа и с ни на что непохожим вкусом, способствующий, как они утверждают, пищеварению и повышающий тонус. Многие хозяева таких кофеен содержат прекрасных мальчиков, которые помогают обслуживать посетителей. (Sandys, Sir George. Sandy's Travels. London, 1673) Эдвард Тэрри (Edward Terry, 1590-1660), английский путешественник, написавший до 1616 года, что множество лучших людей Индии следовали своему вероисповеданию и не употребляли вина вовсе. "Они пьют напиток, доставляющий им удовольствие, который называется ими "кофе". Приготовленный из черных зерен, заваренный на воде, он приобретает такой же черный цвет. Несмотря на это, кофе превосходно помогает пищеварению, вдохновляет душу и очищает кровь". В 1623, Францис Бэйкон (Francis Bacon, 1561-1626), в "Истории жизни и смерти" (Historia Vitae et Mortis) сказал: "Турки пользуются растением, которое они называют caphe". И в 1624 в его же "Sylva Sylvarum" (издание вышло в 1627 году, после смерти автора): У них в Турции есть напиток, который называется coffa, приготовленный из плодов со странным названием, черный как сажа, с сильным специфичным запахом, но не ароматный. Взяв некоторое количество, разбивают в порошок, высыпают в воду, горячую настолько, насколько можно пить. Взяв такой напиток, они сидят в кофейных домах, как мы в тавернах. Этот напиток бодрит мозг и сердце, и помогает пищеварению. Несомненно, кофейные ягоды, корни и листья бетеля, листья табака и опиум, которые почитаемы у Турок, укрепляют их дух (допустим, что эти вещества заглушают страхи), делают их сильными и ловкими. Но все эти преимущества обманчивы... (Bacon, Francis. Sylva Sylvarum. London. 1627. vol V) Роберт Бэтн (Robert Burton, 1577-1640), английский философ и юморист, в своей "Анатомии Меланхолии", написанной в 1632: У Турок есть напиток, который называется coffa (т.к. они не пьют вина), так названы ягоды, черные как сажа и горький (подобный черный напиток употребляют лаконцы (Lacedaenonians). Пьют маленьким глоточками, так как он горяч настолько, насколько это можно вынести. Они проводят очень много времени в кофейных домах, наподобие наших Ale-houses (пивных) или таверн, и сидя, разговаривают и пьют, чтобы провести время вместе. Турки нашли, опытным путем, блага от употребления этого напитка – улучшение пищеварения и повышенный тонус. (Burton, Robert. The Anatomy of Melancholy. Oxford. 1632) Позже английские ученые нашли обоснованные свидетельства в работах арабских авторов, уверяющих, что кофе иногда порождает меланхолию, головные боли и "сильно худит". Один из них, д-р Покоук (Dr. Pokoce, 1659), утверждал: "...он, который пил его для оживления и так активно спорил... он пил с большим количеством сладостей, фисташковым маслом и повидлом. Иногда пил с молоком, но это не правильно, так как увеличивает опасность заболеть проказой". Около 1628 г., Сэр Томас Герберт (Sir Thomas Herbert, 1606-1681), английский путешественник и писатель, опубликовал свои наблюдения о персах. В 1634, Сэр Генри Блаунт (Sir Henry Blount, 1602-1682), иногда упоминаемый как "отец кофейных домов Англии", совершил путешествие в Ливан на венецианской галере. Он был приглашен на cauphe в присутствие Амурада IV (Amurath IV), а позже он был в Египте. У них есть напиток..., называемый Cauphe, приготовленный из ягод таких же больших, как и небольшие бобы. Высушенные в печи, измельченные в порошок, имеющие цвет сажи, на вкус немного горьковатые. Пьют его горячим настолько, насколько можно вытерпеть и в любое время дня. Но особенно он хорош по утрам и вечерам, когда многие собираются в кофейных домах (Cauphe-houses), которых во всей Турции больше, чем гостиниц (постоялых дворов) и пивных (Ale-houses) в Англии вместе взятых. (Blount. Sir Henry. A Voyage Into the Levant. London. 1671) Вильям Харвей (William Harvey, 1578-1657), уважаемый врач, который исследовал циркуляцию крови, и его брат пили кофе еще до того, как он стал модным в Лондоне, предположительно до 1652 года. "Я помню", - говорит Обри (Aubrey), "он пил кофе, который ему делал его брат Елиав (Eliab), до того, как в моду вошли кофейные дома." (Aubrey, John. Lives of Eminent Men. London. 1813). Очень интересна запись, сделанная в "Ежедневнике и переписке Джона Эвелина" (Diary and Correspondence of John Evelyn, F.R.S., "Notes of 1637"): Тогда в колледж (Baliol, Oxford) пришел некий Нафанаил Конопиос (Nathaniel Conopios), грек. Он был первым, кого я видел пьющим кофе. (Evelyn, John. Works) Эти слова были написаны за 13 до открытия первого кофейного дома. Было замечено, что во время пребывания в Balliol College, он собственноручно готовил себе напиток, называемый Coffey, который и пил каждое утро. (Wood, Anthony. Athenae Oxonienses. London, 1692) В 1640 году Джон Паркинсон (John Parkinson, 1567-1650), английский ботаник и гербалист, опубликовал "Theatrum Botanicum", где привел первое ботаническое описание растений кофе. Это была первая публикация такого рода в Англии и называлась она "Arbor Bon cum sua Buna. The Turks Berry Drinke". Альпинус (Alpinus), в своей «Книге растений Египта» (Booke of Egiptian plants), дает нам описание этого дерева, которое он мог наблюдать. Он видел его в саду одного капитана янусаров. Растение было очень редким, так как в этой местности его никто никогда не выращивал. Дерево, говорит Альпинус, похоже на Evonymus Pricketimber, чьи листья толще, жестче и зеленей, каковыми остаются всегда. Плоды называются Buna, они крупней, чем лесной орех, длинней, округлые, острые на конце, на обеих сторонах есть бороздки, хотя на одной стороне более заметная, чем на другой. Плод можно разделить на две части, в каждой из которых, можно найти маленькое длинное белое ядро, лежащее на стороне, примыкающей к другой, покрытое желтоватой кожицей, кислое на вкус… Вот из этих ягод в Арабии и Египте, и в других местах Турецкой Империи, жители делают напиток, который имеется в любом доме и называется Caua; Палюданус (Paludanus) называет Chaova, а Раувольфиус (Rauwolfius) – Chaube. Этот напиток имеет много полезных свойств: для укрепления слабого желудка, помогает пищеварению, при опухолях и закупорке печени и селезенки. (Parkinson, John. Theatrum Botanicum. London, 1640) В 1950, важный господин из Левана, еврей, называемый Яков (Jacob – Jacobs – Jobson), открыл "у Ангела в церковном приходе Св. Петра на Востоке" (at the Angel in the parish of St. Peter in the East), Оксфорд, один из ранних кофейных домов, в котором предлагался новый для Англии напиток. (D'Israeli, I. Curiosities of Literature. London, 1798). Но это утверждение спорно, так как есть другой факт, что было два Якова. Один начал дело в 1650, а другой подхватил его в 1654. Как бы то ни было, напиток завоевал огромную любовь у студентов. Около 1655 года было основано общество молодых студентов, возглавляемое Артуром Тилльярдом (Arthur Tillayrd). Этот Кофейный Клуб Оксфорда стал отправной точкой для Королевского Общества. Потом, в 1671, был переезд в Old Southampton Buildings. В то же время, был открыт еще один кофейный дом, это было сделано Pasqua Rosee, в 1652 году. Конечно, идея кофейных домов очень быстро распространилась на все города Великобритании. Но все они брали за основу модель домов Лондона. Mol's Coffee House at Exter, в Девоншире, был одним из таких кофейных домов, типичным для провиции. Mol's Coffee House at Exter, в Девоншире, был одним из таких кофейных домов, типичным для провиции. Mol's Coffee House at Exter, в Девоншире, был одним из таких кофейных домов, типичным для провиции. Перед этим это был клуб, в котором имелся старый зал, отделанный панелями из дуба. Здесь Sir Walter Raleigh и его друзья курили табак. Это было первое место в Англии, где курили табак. Раннее письменное упоминание кофейного дома, Лондон, 1673. Раннее письменное упоминание кофейного дома, Лондон, 1673

Многие ресурсы изобилуют информацией о том, как кофе появился в Австрии, а если быть точным, в Вене. Поэтому я позволю себе пропустить исторические подробности противостояния Европы и Турецкой Империи, оккупацию и освобождение Вены, какую во всем этом роль сыграл Юрий Франц Кольчицкий (имеются разночтения фамилии: нем. Georg Franz Kolschitzky, пол. Jerzy Franciszek Kulczycki – в данной публикации используется немецкое прочтение). Напомню, что решающее событие произошло 12 Сентября, турки были разбиты и бежали, оставив победителям богатую добычу - 25 тыс. палаток, 10 тыс. голов крупного рогатого скота, 100 тыс. бушелей зерна (1 бушель = 36.3 л), большое количество золота и множество мешков с кофе, который в то время был неизвестен жителям Вены. Из всех трофеев никто не хотел брать кофейные мешки, так как никто не знал, что с ними делать, за исключением Кольчинского, который сказал: "Если никто не хочет брать эти мешки, заберу их себе", на что все с радостью и облегчением согласились, лишь бы избавиться от странных зерен. Юрий Франц знал ценность приобретенного трофея и вскоре начал учить жителей Вены искусству приготовления кофе. Чуть позже он установил палатку, где подавал турецкий кофе. Кольчинского чествовали не только как героя войны, но и как патрона и основателя кофейных домов. Его последователи, объединенные в гильдию так называемых "kaffee-sieder" (специалист по приготовлению кофе, вероятно, по аналогии, название пришло от "пивоваров", Biersieder), которые воздвигли статую в честь своего героя. Дом, где расположен памятник, находится на переулке с его же именем, так что найти весьма просто (угол Kolcshitzkygasse и Favoritengasse, точный адрес Kolschitzkygasse, 4). угол Kolcshitzkygasse и Favoritengasse угол Kolcshitzkygasse и Favoritengasse В кафе Вены, которую иногда называют "матерью кафе", можно заказать два очень популярных десерта. В одном из известных заведений – "Cafe Sacher", подают знаменитый Tart a la Sacher, который можно найти в сборниках рецептов. А также рогалик - kipfel. Он имеет форму полумесяца и посвящен событиям 1683 года, когда город был освобожден от турок. Тем самым демонстрировалось некое презрение бывшим захватчикам, чьим священным символом был полумесяц. Но вернемся к главному герою нашего повествования. Во многих книгах, посвященных истории города, например, Vulcaren, John Peter A. Relation of the Siege of Vienna, 1684, есть упоминание о благодарности муниципалитета, по которой Кольчицкий получил в дар дом и открыл в нем кафе под вывеской "Blue Bottle" или "Hof zur Blauen Flasche". Было ли это на самом деле, нам сейчас не так важно, ведь в это верит целый город, поэтому пусть будет так. Blue Bottle или Hof zur Blauen Flasche "Blue Bottle" или "Hof zur Blauen Flasche" Точно известно, что получив мешки с зернами, Юрий Франц начал торговать напитком вразнос, от дома к дому, подавая кофе в маленьких чашечках на деревянном подносе. Позднее он арендовал магазинчик в Bischof-hof. И еще чуть позже, он обратился в муниципалитет с просьбой получить дом в дополнение к тем ста дукатам, что ему обещали как признание заслуг. Но не всеми такие действия воспринимались как должное, была и другая оценка. Эта петиция – замечательный пример безмерного самомнения и непомерной жадности. Он оказался не в состоянии проявить твердость в самопожертвовании до конца. Он проявлял настойчивость в вознаграждении своих заслуг, как Curtius (вероятно Marcus, или Lacus) был одарен римлянами, Помпилиус спартанцами (или лакедемонянами), Сенека афинянами; с коими он себя отождествлял. (Berman, M. Alt und Neu Wien. Vienna, 1880). Несколько позже Кольчицкому представился выбор из трех домов в Леопольдштадте, каждый стоимостью от 400 до 450 гульденов, учитывая сумму вознаграждения, был достигнут компромисс в 300 гульденов. Но Юрий Франц не удовлетворился этими вариантами и настаивал, чтобы полная стоимость дома была не менее тысячи гульденов. Чтобы прекратить поток прошений и сам факт торговли, муниципалитет постановил подарить Кольчицкому и его жене, Марии Урсуле, без дальнейших обсуждений дом, известный в то время под номером 30 (сейчас, вероятно, это дом 8). Leopoldstadt Leopoldstadt В течение года, согласно записям, дом был продан и после множества переездов, 20 февраля 1694 года, Юрий Франц Кольчицкий умер от туберкулеза, будучи 54 лет от роду. Похоронили его на кладбище церкви св. Стефана. Благодаря наследникам, кофейный дом переехал в Donaustrand, недалеко от "моста Фердинанда". Имя Юрия Франца Кольчинского часто упоминалось в различных историях и было очень популярно среди держателей кофейных домов, а его портрет бережно хранился в Кофейной Гильдии Вены. В самой Вене на 1839 год находилось около 80 кофеен, а в пригородах около 50, это говорит не только об отношении жителей города к любимому напитку, но и о влиянии, которое оказала столь неординарная личность как Кольчинский на культуру и традиции горожан.

В Северную Америку кофе попал по милости голландцев. Случилось это в Новом Амстердаме в 1660 году. В 1651 в Ливорно была открыта первая кофейня. К концу XVII века в Венеции имелось уже множество кофеен. Обычно они представляли собой небольшие сумрачные залы, наполненные восхитительным ароматом, в которых можно было посидеть, поговорить, обсудить текущие проблемы и выпить чашечку-другую любимого напитка. Кафе, оборудованные по примеру арабов и турок, в больших городах Европы со временем превратились в уютные клубы, посещаемые приятной и просвещенной публикой. Чашечка-другая кофе настраивала на дружеский разговор. Появились и литературные кафе, которые посещали музыканты, писатели, поэты, художники. Они стали своеобразными культурными очагами. В Оксфорде из "Оксфордского кофейного клуба", основанного студентами, образовалось Королевское научное общество. Известная во всем мире ллойдская морская страховая компания "родилась" в конце XVII века в кафе Эдварда Ллойда на улице Тауэр, где собирались страховщики. Из кафе Джона на аллее Чейндж в Лондоне образовалась биржа ценных бумаг. Ее чиновники до сих пор называются официантами и носят что-то похожее на передник. В Париже до 1689 г. кофе торговали в уличных павильонах. Некий Франсуа Прокоп, который получил королевское разрешение торговать кофе, напрротив нового здания "Комеди Франсез" открыл кафе "Прокоп". В XVII-XIX столетиях оно было местом встречи актеров, писателей и музыкантов. Его посещали Вольтер, который любил кофе с шоколадом, Ж.-Ж. Руссо, П. Бомарше, Марат, Робеспьер, Дантон. Наполеон Бонапарт, будучи еще никому неизвестным офицером, приходил сюда поиграть в шахматы, и однажды, не имея денег расплатиться, в залог оставил свою шляпу. В 1718 г. недалеко от Пале-Ройаль было открыто кафе "Де ля Режанс", и по списку его посетителей можно составить представление об истории французского искусства того времени. Его очень любили В. Гюго, Т. Готье, Д. Дидро. "Кафе делла Венеция Триофанте" ("Флориан") в Венеции открыто с 1720 г, в последствии стало самым знаменитым в Европе. Первый его хозяин Флориан Францискони был и поверенным в делах, и сватом, и почтальоном, и распространителем сплетен. Это была первая кофейня, куда получили разрешение приходить женщины. Они собирались там, чтобы поделиться друг с другом наболевшими проблемами и услышать дельный совет. Неизвестно, по этой или по какой-либо другой причине, но в "Кафе делла Венеция Триофанте" часто наведывался сам Казанова. Голландские кофейни отличались особой изысканностью. Это были просторные залы, украшенные резными панелями. Большинство из них располагалось в богатых кварталах. В них собирались преуспевающие бизнесмены и аристократы. В настоящее время в Нидерландах кофе можно выпить в так называемых кафе-садах под открытым небом. Столики устанавливаются прямо под сенью раскидистых деревьев, среди цветочных клумб. Весной здесь нет отбоя от посетителей, потому что в это время по всей стране расцветают тюльпаны, придающие кофейням вид райских уголков. Знамениты и кафе Милана. Говорят, как раз в них собирались те, кто готовил восстание против Австрийской империи. В XVIII веке журналисты Вены, музыканты, писатели собирались в кафе "Цайтунг докторен". Около 1839 г. в этом городе было 80 массово посещаемых кафе, которые торговали кофе. Множество их появилось и в Америке - Нью-Йорке, Бостоне, Балтиморе. Между прочим, в первые дни войны за независимость купеческое кафе в Нью-Йорке было ставкой нового правительства. Доподлинно известно, что в Германию кофе был завезен голландцами. В 1675 году один из жителей этой страны, по профессии врач, доставил кофейные зерна к Брандербургскому двору в Северной Германии. В этом же году первые кофейни были открыты в Гамбурге, Бремене и Ганновере. В начале XVIII века в Берлине уже существовало 10 кофеен, а в Лейпциге - 8. Первое время кофе был известен только в аристократических слоях общества. Однако простой народ и буржуазия быстро приобщились к напитку, не оставившему равнодушным никого. Разве можно было устоять перед дурманящим ароматом и неповторимым вкусом свежемолотого и свежесваренного кофе? Сначала двери большинства кофеен в Германии были открыты только для мужчин, что, естественно, не вызывало бурной радости у женщин. К середине XVIII века они стали объединяться в кофейные кружки, получившие название Kaffeklatch, что в переводе с немецкого означает "кофеные пересуды". В начале XIX века в Москве, приблизительно там, где впоследствии появилась гостиница "Москва", открылось известное кафе "Печкина". Сюда приходили знаменитые писатели, актеры, музыканты, художники поиграть в шахматы, бильярд, почитать газеты, узнать новости, пообщаться - В. Белинский, А. Герцен, Т. Грановский, М. Бакунин, М. Щепкин, П. Молчанов, А. Островский. Об этом своеобразном клубе А. Писемский писал: "Самое разумное и мыслящее место в Москве", а поэт А. Фет любил говорить: "Кто знает, сколько любви к науке и искусству излучило кафе Печкина". Итак, по всей Европе появлялись все новые интересные места, где лакомились кофе, появились даже картины (художник XVIII века Ван Ло), произведения литературы (Вонлярский, Островский), музыки (211-ая кантата И. С. Баха, написанная в 1732 году) о кофе.

Эспрессо как напиток был принят в 1901 (надо заметить, что некоторые технологические разработки существовали и в середине 1800-х, но реализовал концепцию быстрого приготовления кофе Луиджи Беццера), когда Луиджи Беццера (Luigi Bezzera) запатентовал первую в мире эспрессо машину, создававшую большое давление пара и имевшую две группы "голов". Называлась она – Гигантская модель (Tipo Gigante). Машина Луиджи была создана для сокращения экономии времени рабочих на кофейных перерывах. Как владелец предприятия, Беццера был заинтересован в увеличении производства и кофейный аппарат был ключом к этому. Его кофемашина была основана на комбинированном использовании воды и пара. Вода под давлением пропускалась через кофейный порошок, таким образом, кофе готовился очень быстро. Напиток получался очень крепким, насыщенным и ароматным. И появился еще один бонус! – теперь при помощи пара можно было приготовить молоко для добавления в кофе! Эспрессо машина Десидерио Павони (Desiderio Pavoni) приобрел патент Беццера в 1905 (в некоторых источниках 1903) году и стал экспериментировать с температурой и давлением воды и пара при приготовлении кофе. Давление в 8-9 Бар дало наилучший результат. Это стало основой для эспрессо каким мы его знаем сегодня. Современные эспрессо машины датируются 1947 годом, когда Гаджиа (Gaggia) представляет "Gaggia Crema Caffe machine". Это была первая машина, которая подавала воду на кофе дозировано и под давлением 8 Бар и выше, была проста в эксплуатации и имела низкую стоимость для коммерческого использования. Схема эспрессо машины Луиджи Беццера (Luigi Bezzera) Схема эспрессо машины Луиджи Беццера (Luigi Bezzera) (кликните на изображении для увеличения) Основные вехи в истории эспрессо 1901 Луиджи Беццера (Luiggi Bezzera) запатентовал "Гигантскую Модель" (Tipo Gigante), которая задала курс технологии эспрессо машин на ближайшие 50 лет. Луиджи хотел получить машину, которая бы помогла сократить кофейные перерывы рабочих, приготавливая напиток как можно быстрее. Espresso – переводится с итальянского "срочный, скорый". 1905 (1903 ?) Десидерио Павони (Desiderio Pavoni) купил патент Беццера. Павони был первым производителем эспрессо машин, которые можно было использовать в кафе. Также, Пьер Терезио Ардуино (Pier Teresio Arduino) основал "Victoria Arduino", компанию, которая сделала гораздо больше для распространения культуры эспрессо, чем другие. 1912 Чимбали (La Cimbali) – основание компании, которая производит high-end эспрессо машины. 1922 С этого года можно считать началось всеобщее распространение бизнеса эспрессо машин. В период с 1920-х по 1930-ые был произведен весьма большой диапазон этих аппаратов. 1927 Основание "Марзокко" (La Marzocco). Первые эспрессо машины, появившиеся в США как "Королевское кафе Нью-Йорка" (NYC’s Regio’s Bar), установленные двухгруппные машины Павони, которые можно увидеть и по сей день. 1929 Роберто Ранчили (Roberto Rancili) основал "Ранчилио" 1932 Сан Марко (La San Msrco) стал инициатором более чем десятилетней тенденции стиля "Деко" в дизайне эспрессо машин, воплотив его в модели "Сан Марко 900" (La San Marco 900). Каждая фирма-производитель считала своим долгом следовать этому стилю. 1936 Основание "Симонелли" (Simonelli), которая несколько позже стала производить эспрессо машины средней и высокой производительности. 1938 М. Кремонези (M. Cremonesi) разработал поршневой насос, который под давлением подавал горячую, но не кипящую, воду на порошок кофе. Поршневой насос совершенно решил проблему привкуса подгоревшего кофе, свойственного для аппаратов Павони. 1946 "Фаэма" (Faema) основана Эрнесто Валенте (Ernesto Valente). 1947 Гаджиа (Gaggia) внес совершенствования в поршневую систему в модели "Crema Caffe", что используется и по сей день. 1948 Гаджиа выпускает "Классику" - двухгруппную версию "Crema Caffee". Павони и другие компании используют в своих изделиях революционную систему, разработанную Гаджиа. Настоящий эспрессо, каким мы его знаем, начинает широко распространяться по миру. 1950 "Электра" ставит эксперименты с давлением воды в машинах. 1950 (около) Офичине Мафиолето (Officine Maffioletto) делает первый аппарат способный приготовить кофе благодаря точно рассчитанному давлению, но… только дома. Это поршневая система, емкостью 1 литр. 1950-ые поршневые эспрессо машины, с двумя управляемыми пружинами и управляемым давлением, стали основными производимыми Гаджиа аппаратами и наводнили собой рынок. 1956 (около) "Gaggia Gilda" разработана, пригодная для домашнего использования, двухрычаговая поршневая одногруппная машина. 1958 Выпущена "La Marzocco Crema Espress", одногрупная рычаговая эспрессо машина. 1961 Фаэма выпускает революционную машину, "E61" имеет теплообменник и управляемый ротационный насос. Выпущены "Elektra Micro Casa a Leva" и "La Pavoni Europiccola" - машины для домашнего использования. 1966 Альфред Пит (Alfred Peet) открыл "Кафе Пита" - первое кафе в Беркли, США Калифорния. Позже послужившее воодушевлением для основания "Старбакс" (Starbucks). 1974 Произведена "La Pavoni Professional Lever" эспрессо машина для использования дома. Павони вводит в обиход понятия "постоянный пар" и "кофеварка". 1982 Основание SCAA, оригинальное название организации "Specialty Coffee Advisory Board"(Комиссия экспертов спешиалти кофе) или "SCAB". Вскоре они сменили свое название на более благозвучное. 1983 Говард Шульц (Howard Schultz) из "Старбакс" совершил путушествие в Италию и увлекся культурой эспрессо. 1985 "Старбакс" установили свою первую эспрессо машину в магазине в Сиэтле. 1989 Акорто (Acorto) предложил первую действительно полную опций и коммерчески выгодную автоматическую эспрессо машину. В нее были включены такие новаторские функции как: встроенная система охлаждения молока и возможность выбора опций вспенивания. 1990 Ранчилио (Rancilio) предложил "Rocky Burr Grinder" - кофемолку, имевшую размытые границы между коммерческим и домашним вариантами таких аппаратов. 1991 (около) Saeco предлагает первую супер автоматическую эспрессо машину разработанную специально для использования в домашних условиях и в небольших офисах. 1994 Solis выпускает SL90, одна из первых полностью автоматических эспрессо машин для дома.

Страница 22 из 22

Наши контакты

8 (916) 205-05-50 (Пн-Пт с 10.00 до 19.00, Сб с 11.00 до 16.00). E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Способы оплаты

  social icon

 

Вы можете оплатить покупки наличными при получении, либо выбрать другой удобный способ оплаты.

S5 Box